Литвиненко и Скрипаль - "близнецы-братья – кто более матери-истории ценен"

07.04.18 23:36

История: факты и документы

"Дело Литвиненко": полураспад лжи. Часть 7: В тумане британского следствия

Расследование обстоятельств отравления Литвиненко, как мы помним, началось еще при его жизни. С официальной точки зрения — оно продолжается и по сей день. Тем не менее, британское расследование покрыто таким же плотным туманом, как и само преступление. Можно подозревать, что политика "затуманивания" проводится вполне сознательно — в том числе и потому, что позволяет британскому следствию манипулировать фактами в своих целях. (Хороший пример подобной манипуляции — долгое замалчивание существования тех "загрязненных" мест, где, по-видимому, Литвиненко побывал еще до своего "официального" отравления.) Но также вероятно, что за замалчиванием фактов стоит и их реальное отсутствие — то есть, в заявлениях британских властей по поводу "дела Литвиненко" присутствует элемент блефа.

Чтобы разобраться в подлинных мотивах британского следствия, попробуем проанализировать то немногое, что нам достоверно известно о предпринятых им шагах.

 

7.1. С чего началось расследование предполагаемого убийства Литвиненко?

 

Как мы теперь знаем, расследование началось еще при жизни Литвиненко, с весьма продолжительных (10—20 часов) допросов больного. Какие именно вопросы ему задавались — достоверно неизвестно. Неизвестно также, допрашивались ли его жена, отец, сын или прочиедрузья (и какие вопросы задавались им). Как мы знаем, было обнаружено множество мест со следами полониевого загрязнения (и про многие из них — но не про все! — было сообщено публике.)

Известно, что британскими следователями также был допрошен Марио Скарамелла (который для этого сам прилетевший в Англию). Но о чем именно его расспрашивали — также неизвестно.

Где-то в начале декабря британцы захотели допросить подозреваемых из России — Андрея Лугового и Дмитрия Ковтуна. Собственно, против допроса не возражал никто — ни сами подозреваемые, ни представители российской генпрокуратуры. В прокуратуре, однако, поставили встречное условие: они сказали, что хотят в ответ допросить некоторых лиц в Лондоне (в основном, как нетрудно догадаться, из компании лондонских друзей Литвиненко). Британцы, хотя и неохотно, согласились на предложенный quid pro quo.

 

7.2. Какие следственные действия были предприняты британскими следователями в Москве?

 

Британская следственная группа (в составе девятерых сотрудников Скотланд-Ярда) прилетела в Москву 4 декабря 2006 года.

Впоследствии, в британской прессе любили заявлять, что британцы в Москве встретили "холодный прием" и вообще, им "мешали работать". Впрочем, то, что это откровенная ложь, признает даже очень антироссийски настроенный Сикссмит:

 

Over the next few days the British media was full of stories of how the Russians were impeding the detectives investigations. In fact the Scotland Yard team was making remarkably good progress. Within twenty-four hours of arriving, they had had their first meeting with Dmitry Kovtun. For a man who had recently been said to be at deaths door, the detectives thought Kovtun was looking remarkably well. So too was Andrei Lugovoy, whom they met two days later.

 

На протяжении нескольких следующих дней, британская пресса была полна историями о том, как русские препятствуют британскому расследованию. Но на самом деле, команда Скотланд-ярда добилась заметного прогресса. Уже в первые 24 часа после прибытия, они встретились с Дмитрием Ковтуном. Для человека, который, якобы, совсем недавно находился "на пороге смерти", Ковтун выглядел удивительно хорошо. И так же выглядел Андрей Луговой, с которым они встретились уже через два дня.

 

Итак (если верить рассказанному) — Ковтун был допрошен где-то 4—5 декабря, а Луговой — 6—7 декабря. О чем именно их спрашивали, достоверно неизвестно, но известно, что допросы продолжались долго — Лугового, например, допрашивали больше 10 часов. Очевидно также, что записи допросов сохранились у российских следователей (и это радует, так как дает надежду, что однажды они станут доступны публике).

В той же книге, впрочем, Сикссмит заявляет многое, мягко говоря, не соответствующее действительности. Например — что российские власти пытались помешать контактам британцев с российской прессой. На самом деле — о том, что российским СМИ никто не мешал, убедительно свидетельствуют, например, следующие фотографии (сделанные российскими фотографами):

Следственная группа Скотланд-Ярда в Москве

 

Так что, скорее всего, британцы избегали контактов с российской прессой сами, имея на это четкие инструкции своего начальства.

Единственное, чего не удалось сделать британской следственной группе — это побеседовать с Михаилом Трепашкиным (бывшим приятелем Литвиненко, бывшим доверенным помощником Березовского, и вообще человеком с длинной и запутанной криминальной биографией). Британцам вежливо объяснили, что Трепашкин, вообще-то, в данный момент отбывает срок в колонии под Екатеринбургом, и привозить его в Москву ради их удовольствия никто не будет. Ехать в Екатеринбург лично, им, видимо, совершенно не хотелось самим. В остальном же, им препятствий никто не чинил.

В прессе иногда утверждается, что в общем и целом британцы собирались допросить в Москве 10 человек (из которых реально допросили только шестерых). Кто остальные четверо допрошенных, помимо Лугового и Ковтуна — точно неизвестно.

20 декабря они (видимо, посчитав свою миссию законченной) вернулись в Лондон.

 

Сама история визита британской следственной группы в Москву скучновата, и не блещет особыми сенсациями. Видимо, поэтому Гольдфарбу захотелось ее немного приукрасить:

 

Когда же вечером 24 ноября до Москвы дошла взрывная волна от информационной бомбы, взорвавшейся в Лондоне, — там обнаружили радиацию, — Луговой и Ковтун исчезли. 4 декабря детективы Скотланд-Ярда прибыли в Москву, чтобы их допросить, но им сообщили, что “два свидетеля” были накануне госпитализированы в закрытую клинику, специализирующуюся на лучевом поражении.

Прошло уже более месяца с тех пор, как они подверглись воздействию радиации, и не было никаких медицинских показаний, чтобы держать их в больнице. Лучевая болезнь — остротекущий недуг, и если у них сразу не появились те характерные симптомы, что были у Саши, то месяц спустя их не могло быть и подавно. После выступления на “Эхе Москвы” и визита в посольство было ясно, что Луговой и Ковтун вполне здоровы, хотя и оставляют за собой след, говорящий о сильном, но безвредном для них наружном загрязнении. Очевидно, их просто решили в этой больнице изолировать.

Вероятно, именно Ковтун был главной заботой невидимых менеджеров стремительно развивавшегося кризиса. Настойчивые гости из Лондона все-таки получили к нему доступ 5 и 6 декабря, но как рассказал потом один из детективов, “мы вовсе не уверены, что это был Ковтун. У человека, с которым мы говорили, голова была забинтована, так что мы видели только глаза и губы”. На следующий день новостные агентства сообщили, что Ковтун впал в кому. “Радионуклиды поразили его внутренние органы, в особенности печень и почки,” — цитировали корреспонденты безымянный источник в госпитале. Несколько часов спустя адвокат Ковтуна опроверг это сообщение: “Я только что все выяснил. Иначе как провокацией это не назовешь. Состояние Ковтуна удовлетворительное”, — заявил он.

В отличие от Ковтуна, Луговой был представлен англичанам 9 декабря безо всякого камуфляжа. На этом основании мы и заключили, что проблемы возникли именно с Ковтуном.

 

Эта история поражает изобилием нелепиц и откровенной лжи. Прежде всего, история о "человеке с забинтованной головой" — похожа на стопроцентный вымысел. Почему-то (помимо Гольдфарба) ни один из прочих источников не сообщает, что у британцев возникли какие-либо сомнения в личности Ковтуна! Да и что — помимо "лица", его никак иначе нельзя было опознать, например, по голосу? И зачем вообще бинтовать голову предполагаемой жертве радиационного поражения?

Более того: в реальности ни Луговой, ни Ковтун никуда не "исчезали", и их не надо было разыскивать. Их также никто не "изолировал": оба были допрошены следователями Скотланд-Ярда практически немедленно по их прилету в Москву.

Читая слова "Лучевая болезнь — остротекущий недуг, и если у них сразу не появились те характерные симптомы, что были у Саши, то месяц спустя их не могло быть и подавно" — трудно избавиться от ощущения, что их автор держит читателей за каких-то идиотов! Читатели этой книги, во всяком случае, уже в курсе, что британский Минздрав решительно настаивал на тщательной медицинской проверке всех, кто посещал загрязненные полонием места в критические дни. И здесь британские медики полностью правы: ведь отсутствие явных симптомов лучевой болезни — еще не свидетельство того, что в будущем не будет проблем со здоровьем (например, повышенного риска онкозаболеваний). Хотя бы из этих соображений, провериться надо всем, подвергнувшимся риску (а невольно оказавшимся в центре полониевого скандала Луговому и Ковтуну — в первую очередь).

Наконец, история с "впавшим в кому" Ковтуном — это, разумеется, чистая газетная утка (причем придуманная, как нам кажется, британской, а не российской прессой). В реальности, ни в какую "кому" он не впадал, и никакой "камуфляж" никогда не надевал.

 

7.3. Какие действия были предприняты российскими следователями в Лондоне?

 

Российская следственная группа прибыла "с ответным визитом" в Лондон только 30 марта 2007 г. По сообщениям прессы, они планировали допросить около 100 (!) человек. Однако, реально известно лишь о двоих допрошенных: Борисе Березовском и Ахмеде Закаеве.

Это редкий случай: протоколы допроса Березовского и Закаева полностью опубликованы в российской прессе (а конкретно, в "Коммерсанте")!

Протоколы допроса Березовского — 30 марта 2007 года следователем ГП Александром Отводовым (фактически, вопросы задавал следователь Скотленд-Ярда Джеймс Конвей) — состоят из шести кассет, расшифровка которых полностью опубликована здесь:

 

http://www.kommersant.rus/2007/berezovsky.html?page=1

 

Протоколы допроса Закаева (тем же следователем, в тот же день, 4 кассеты) можно прочитать здесь:

 

http://www.kommersant.ru/doc/780722

 

Березовский не скрывал, что недоволен допросом:

А вот как рассказал о проведенном следственном действии сам Борис Березовский: "Всего допрос продолжался четыре часа, из них три с половиной часа ушло на то, что они меня расспрашивали о моих счетах. О счетах моих знакомых, о счетах моих родственников... В конце концов я сказал: У меня ощущение, что либо вы налоговый инспектор, либо представитель какого-то российского банка, который хочет, чтобы я стал клиентом банка. И мы все чтобы стали клиентами банка. Я абсолютно не понимаю, зачем вы приехали? Я лично этого не понимаю.

(http://www.kommersant.ru/doc/754853)

 

Как легко убедиться, прочитав опубликованную стенограмму допроса, Березовский откровенно лжет. Вопрос об его "счетах" обсуждался не в большей степени, чем другие вопросы, связанные с этим делом — например, о круге возможных контактов Литвиненко или самого Березовского. Впрочем, некоторые вопросы (и ответы на них) имеет смысл прокомментировать отдельно.

 

К.: Где вы находились 31 октября 2006 года, 1, 2 и 3 ноября 2006 года?

Б.: 31 октября 2006 г. и вплоть до позднего вечера 1 ноября 2006 года я находился в Лондоне. 1 ноября поздно вечером я улетел за границу. И 31 октября и 1 ноября я был в офисе.

 

Не интересен ли тот факт, что 1 ноября 2006 года — именно в тот вечер, когда Литвиненко внезапно заболел — Березовский "улетел за границу"? А в какую именно страну? И когда же он в вернулся в Лондон?

 

К.: Когда вы узнали, что его состояние ухудшается?

Б.: Я в это время был еще за границей. Я думаю, что это было в районе 9-10 ноября, и после этого я сразу полетел в Лондон и уже встретил его в клиникеЕго состояние не показалось тяжелым. Только, конечно, меня удивило, что лицо уже стало такого желтого цвета.

 

Давайте поверим в теплую и сердечную дружбу Березовского и Литвиненко (хотя то, что мы знаем об их реальных отношениях в конце 2006 года, совершенно не дает оснований для такой наивности). Но: как мы помним, 10 ноября врачи Литвиненко еще считали, что причина его болезни — желудочно-кишечная инфекция! Ради этого, очевидно, не стоило прерывать поездку (деловую?) и спешно возвращаться в Лондон! Похоже, что или Березовский знает про болезнь Литвиненко намного больше, чем рассказывает — или подлинные причины его отъезда и возвращения какие-то другие. Возможно, не связанные с Литвиненко. Или все-таки связанные?

И кстати: а откуда находящийся в отъезде Березовский вообще узнал про болезнь Литвиненко? Гольдфарб, как мы помним — от корреспондента "Эха Москвы" 10 ноября. А Березовский? Не от Гольдфарба ли? И почему эти занятые люди вдруг бросили все свои дела — и немедленно прилетели в Лондон, чтобы встретиться у постели своего друга, подцепившего вполне невинную желудочную инфекцию?

 

К.: Вы знаете, встречался ли с кем-то Саша, пока был в больнице?

Б.: Насколько мне известно, он встречался кроме меня и моей жены, в госпиталь приходили его жена и сын. Его отец прилетел из России, с ними он тоже встречался. Ахмел — сын Ахмеда — и друзья, жена Ахмеда тоже приходила, кажется. В госпиталь приходил адвокат Саши. Я знаю еще его нескольких друзей, которые тоже приходили.

 

Как мы и писали выше (еще в п. 6.4) — "охрана" Литвиненко как-то крайне несерьезно относилась к своим обязанностям. Оказывается, у постели умирающего побывала и жена Березовского, и сын Закаева... в общем, кто только там не побывал!

 

К.: Что Саша говорил о причинах его болезни?

Б.: Саша во время первой встречи, когда я приходил к нему в госпиталь, сказал, что он считает, что он был отравлен по приказу Путина. И скорее всего, Луговым или людьми, которые были вместе с ним. Конечно, он считал, что он выживет практически до последнего дня. И он сказал, напомнил мне, что он говорил, что именно так и произойдет. Потому что невозможно, чтобы Путин написал приказ об уничтожении врагов за границей и им не воспользовался. Ну и помимо этого он мне сказал, что прикоснулся к очень серьезной информации, которая указывает непосредственно на преступления Путина и его бизнес-партнеров.

К.: Он оставил об этом какие-то письма или записи?

Б.: То, что мне известно — то, что мне сообщила жена Гольдфарба и жена Саши, Марина, что за один-два дня до смерти он написал письмо, в котором высказал свое понимание того, что с ним произошло. И его понимание состояло в том, что лично Путин отдал приказ его убить.

 

Опять-таки, как мы уже видели, рассказ Березовского находится в вопиющем противоречии с тем, что сам "Саша" рассказывал журналистам (да и, предположительно, следователям).

Насчет "серьезной информации" — мы поговорим несколько позднее.

Наконец, по словам Березовского — Литвиненко все-таки сам написал некий текст. По сути, это уже третья версия происхождения его "завещания"! Какой же из них верить?

 

7.4. Как развивались события после завершения активных следственных действий?

 

После завершения допросов всех "подозреваемых" (как в Москве, так и в Лондоне) — вокруг "дела Литвиненко" наступил период долгой тишины, продолжавшийся несколько месяцев, вплоть до конца мая. Впрочем, тишина эта казалось очень напряженной, и больше напоминала предгрозовое затишье.

С российской стороны — все было предельно ясно. Хотя российское следствие по делу об отравлении Литвиненко (а также, предположительно, Лугового и Ковтуна) уже было открыто, было очевидно, что реальные возможности, которыми располагает Россия в расследовании преступления, совершенного в Лондоне за пределами ее юрисдикции, — очень ограничены. Особенно — учитывая, мягко выражаясь, невысокую готовность британской стороны к взаимному сотрудничеству, как и тот факт, что в "дело Литвиненко" несомненно замешаны и его богатые и влиятельные лондонские друзья. То есть, российскому следствию в принципе ничего не оставалось, как ждать дальнейшего развития событий. Впрочем, оборотной стороной такой ситуации было то, что в результате именно британская сторона принимала на себя всю полноту ответственности за дальнейший ход расследования — включая поиск улик, допрос свидетелей, проведение экспертиз и формирование доказательной базы обвинения.

А вот какими соображениями руководствовалась британская сторона — мы можем только догадываться. Похоже, что они оказались в весьма неприятном положении: перед ними было несколько вариантов действий — но все достаточно плохие.

Прежде всего: просто замолчать дело Литвиненко, или "спустить его на тормозах" — было уже совершенно невозможно! Это дело получило слишком уж широкую огласку: о нем уже писала не только британская пресса, но и мировая, и, что хуже всего, все российские СМИ. На Скотланд-Ярд были обращены самые пристальные взоры всего мира.

Открыто признать свое фиаско в расследовании? Признать, что по прошествии полугода британское следствие не готово предъявить кому-либо убедительные обвинения? Это было бы колоссальным позором! Особенно, если учесть, что до этого британские власти любили попрекать Россию отсутствием прогресса в расследовании ряда громких уголовных дел — например, убийства Анны Политковской.

Просто тянуть время, и ничего не предпринимать? Некоторое время британские власти придерживались именно такой тактики — но до бесконечности ведь затягивать нельзя. Даже у самых лояльных британских подданных неизбежно начнут возникать недоуменные вопросы. Они могут и поинтересоваться, чем занимается их родная полиция (на содержание которой они, как налогоплательщики, тратят свои деньги). Если они "расследуют дело" — то почему до сих пор не видно никаких результатов этого расследования?

А может быть, свалить предполагаемое "убийство" на какого-нибудь мифического персонажа — вроде того самого "Игоря-убийцы" с "азиатской внешностью"? Это было бы, конечно, очень рискованно — ведь с такой экзотической "версией" Скотланд-Ярд рисковал стать посмешищем в глазах не только собственных подданных, но и всего остального мира. Тем не менее, похоже, что в течение некоторого времени даже эта дикая идея рассматривалась британскими властями всерьез. Об этом, в частности, может свидетельствовать распространенность сказок про "человека с азиатской внешностью" в британских СМИ (которые мы подробно разобрали в п. 6.7).

Наконец, остался еще один вариант: предъявить обвинения реальным людям. Очень похоже, что с самого начала на роль "козла отпущения" готовили кого-то из тройки: СкарамеллуЛугового или Ковтуна. Тот факт, что каждый из них (якобы) "оставил следы полония", должен был стать основой для выдвинутых обвинений. В любом объективном суде этого было бы явно недостаточно для доказательного обвинения. Прокурору пришлось бы аргументированно обосновать и то, что следы на самом деле оставлены обвиняемыми (а следы полония — это не отпечатки пальцев!), и то, что они оставили их не вследствие того, что были отравлены сами. Однако, к настоящему судебному слушанию британские власти и не готовились: их основной целью была массированная пропагандистская компания, призванная убедить общественность, что они нашли обвиняемых. Можно предположить, что британские "стратеги" с самого начала учитывали еще одно важное обстоятельство. Прекрасно зная, что Россия не выдаст своих граждан даже по серьезно обоснованному обвинению (не говоря уж об откровенно нелепом!) — они хотели цинично воспользоваться этим как предлогом для "перевода стрелок" на Россию. Отсутствие обвиняемых предоставляло британским властям формальную возможность увильнуть от предъявления реальных обвинений (ссылаясь на то, что раз обвиняемые не могут быть выданы для суда, то и доказательства их вины можно не предъявлять). Такая юридическая казуистика для нас выглядит откровенно дикой — но в архаичной системе "британского правосудия" она, похоже, вполне в порядке вещей.

Гроза разразилась 22 мая 2007 года. Британские власти решились потребовать от России экстрадиции подозреваемого Андрея Лугового. (Интересно отметить, что при этом экстрадиции другого подозреваемого — Дмитрия Ковтуна — никто при этом официально не потребовал, да до сих пор и не требует.) Однако, здесь имелась своя оборотная сторона: официальное требование о выдаче необходимо было хоть как-то обосновать! Другая стратегическая ошибка британцев (и весьма серьезная) заключалась в том, что, в отличие от мифического "Игоря-убийцы", Луговой и Ковтун — реально существующие люди (которые не стали молчать — на что, по-видимому, рассчитывали обвинители).

 

7.5. Каковы же "доказательства вины" Лугового, предъявленные британской стороной?

 

Обвинение в "преднамеренном убийстве путем отравления" — серьезное обвинение! И доказательства его также должны быть весьма серьезными и вескими. Какие же доказательства вины Лугового предъявила британская сторона?

Хотя "официальные" британские обвинения в адрес Лугового до сих пор так и не доступны полностью в открытых источниках — их содержание стало известно довольно хорошо. Приведем комментарий следователя Генпрокуратуры Андрея Майорова, данный "Российской газете" (http://www.rg.ru/2007/07/26/maiorov.html):

 

Российская газета | Андрей Альфредович, на пресс-конференции, участником которой являлись в том числе и вы, было заявлено, что вина Лугового в отравлении Литвиненко не установлена. Более того, утверждалось, что Луговой, как и его партнер Ковтун, мог сам заразиться от погибшего. На чем строятся такие предположения?

Андрей Майоров | Следствием установлено, что заражение Ковтуна и Лугового могло произойти в том числе воздушно-капельным путем в момент их встречи с Литвиненко 1 ноября прошлого года в баре гостиницы "Миллениум Хотел". Во время разговора Литвиненко находился в непосредственной близости от своих собеседников и неоднократно кашлял.

РГ | Если все произошло именно так, почему Ковтун пострадал гораздо сильнее, чем Луговой?

Майоров | Во время встречи он находился ближе к Литвиненко и, соответственно, получил, если так можно выразиться, большую дозу.

РГ | Что следователей Генпрокуратуры не устроило в выводах британских коллег?

Майоров | Дело в том, что мы не получили из Великобритании минимум документов по так называемому делу Литвиненко. Главные же документы — протоколы осмотров, заключения экспертов и другие, несущие не менее важную информацию, нам так и не были предоставлены. Если говорить формально, мы даже не знаем, от чего он умер.

Вся информация об отравлении полонием-210 нами, к сожалению, в основном почерпнута из так называемых открытых источников. Результатов обследования у нас нет.

Запрос об экстрадиции содержит лишь общие выводы, не подкрепленные никакими доказательствами. Более того, когда его читаешь, складывается впечатление, что Скотленд-Ярд стремился сделать акцент на политических, а не правовых моментах. Солидная часть этого документа посвящена так называемой истории борьбы Литвиненко против якобы незаконных действий ФСБ. Там, например, говорится, что гонения на него в России начались после того, как он публично раскрыл заговор спецслужб с целью убийства Березовского. И что необоснованные гонения на Литвиненко продолжались до тех пор, пока он не решил покинуть Россию.

После такого предисловия в запросе отмечено, что Литвиненко умер 23 ноября 2006 года от отравления после поглощения радиоактивного полония-210. То есть его смерть напрямую связывается с так называемой "борьбой" с ФСБ. А российская спецслужба фактически обвиняется в уничтожении своего "противника" не просто чрезвычайно жестоким, но и общеопасным способом. На каком основании сделаны такие далеко идущие выводы не понятно и никак не объясняется.

Но это, как говорится, полбеды. Кроме подобных пассажей в запросе есть противоречивая информация, которая нуждается как минимум в проверке и документальном подтверждении.

РГ | Что вы имеете в виду?

Майоров | Из текста этого документа следует, что начиная с 16 октября 2006 года Луговой, состоящий в дружеских и деловых отношениях с Литвиненко и Березовским, неоднократно прилетал в Лондон и постепенно травил Литвиненко. Причем заключительной фазой стало чаепитие, состоявшееся 1 ноября. По версии британских следователей, в этот день полоний попал в организм Литвиненко с чаем, который ему предложил Луговой. Между тем чай Луговой и Ковтун заказывали для себя, а Литвиненко сам согласился его выпить. Никто его к этому не принуждал. А ведь жертвой полония-210 стал не только Литвиненко, но также Ковтун и Луговой. Оценка этому обстоятельству в представленных британской стороной документах почему-то не дается.

Кроме того, хорошо известен маршрут передвижения Лугового и Ковтуна во время из поездок в Лондон в период с 16 октября по 1 ноября 2006 года. В британском запросе говорится, что Луговой оставлял за собой полониевый след почти во всех местах, где он бывал один или с Литвиненко. Так следы радиоактивного загрязнения находят в номерах гостиницы "Бест Вестерн Хотел", где Луговой и Ковтун переночевали, в офисе компании "Эринис" и помещении суши-бара "ИТСУ", где они были только один раз с Литвиненко. Также есть следы в "Парк Отеле" и в самолете, которым оба вернулись из Лондона в Москву.

Но почему-то замалчивается тот факт, что следов полония нет в офисе Шадрина, где Луговой с Ковтуном были неоднократно, нет радиоактивных "меток" и в нескольких ресторанах, где они встречались с Литвиненко. Возникает вполне закономерный вопрос: как получилось, что полониевая цепочка, которая должна быть непрерывной, то и дело обрывается? Не известно и когда произошло заражение вышеупомянутых мест.

Нет полониевого следа и в самолете, которым Луговой и Ковтун прилетели 16 октября в Лондон. Не обнаружен он также в аэропорту, электричке и на вокзале. И таких нестыковок очень много.

Из приведенного комментария становится ясно, что никаких реальных доказательств в британском "запросе" просто нет. По-видимому, в нем откровенно пренебрегается тем, что является сутью любых содержательных уголовных обвинений: уликамирезультатами экспертиз и показаниями свидетелей. Вместо этого, акцент в документе сделан на: демагогию (пустопорожние разглагольствования о "преследовании Литвиненко ФСБ"), бездоказательные обвинения (в стиле "Луговой все эти дни постепенно травил Литвиненко") и дажепрямую ложь (утверждения, что "Луговой повсюду оставил следы полония" — что, как мы знаем, откровенно противоречит действительности).

Но стоит ли нам верить мнению следователю Майорова? Может быть, он неправильно пересказал содержание запроса на экстрадицию, о чем-либо умолчал, или как-либо еще исказил суть этого документа?

Мы полагаем, что нет — поскольку до сих пор никто из сторонников "британской версии" не смог ему аргументированно возразить. Впрочем, сторонникам "британской версии" вообще непросто аргументированно спорить с ее противниками — поскольку они до сих пор толком не знают, в чем эта версия заключается! Ведь запрос на экстрадицию Лугового до сих пор старательно скрывается британскими властями от публики (включая и самых преданных своих сторонников). Тот факт, что обвиняющая сторона так основательно скрывает суть своих собственных обвинений — явно свидетельствует о том, что обвинители сами не уверены в весомости этих обвинений, и совершенно не хотят, чтобы их содержательная сторона стала предметом широкой и открытой публичной дискуссии.

В настоящее время — про эти "официальные обвинения" предпочитает не вспоминать даже в самой Британии. Даже в официальных заявлениях британских властей акцент явно сместился: про готовность предъявить обвинения уже прямо не говорится, наоборот, утверждается, что "реальные обвинения по делу Литвиненко могут быть предъявлены только в суде". Полагаем, можно считать, что таким образом британская сторона прямо дезавуировала все свои собственные обвинения — и с тех пор к ним бессмысленно относиться серьезно.

 

7.6. Как отреагировали в России на британский демарш?

 

Официальная реакция России на запрос об экстрадиции была довольно сдержанной. Британцам вежливо напомнили еще раз, что в конституции России существует статья 61, которая недвусмысленно утверждает, что:

 

1. Гражданин Российской Федерации не может быть выслан за пределы Российской Федерации или выдан другому государству.

2. Российская Федерация гарантирует своим гражданам защиту и покровительство за ее пределами.

 

Заметим, что из содержания этой статьи никоим образом не следует, что граждане России имеют право совершать уголовные преступления за пределами ее территории (в том числе и в Великобритании. Наоборот, они безусловно должны понести за них наказание — но по законам России и в российском суде. Столь же очевидно, что для их судебного преследования в России нужна веская доказательная база. Вескость же британских "доказательств" вполне очевидна из предыдущего пункта.

До сих пор, этот конституционный принцип в России нарушался только один раз: в 2002 году из России в Туркменистан был экстрадирован Мурад Гарабаев (имеющий двойное гражданство: туркменское и российское). Заметим, что при этом он — лицо с двумя гражданствами, причем был "выдан" своей собственной родине, а не некой третьей стране! Тем не менее, даже это решение подвергалось бурной критике со стороны российских "правозащитных организаций" (http://www.memo.ru/d/238.html). Понятно, что к рассматриваемому нами случаю данный прецедент совершенно неприменим.

От британских властей никто не требовал обострять ситуацию. Однако, тогда дипломатический демарш не имел бы необходимого пропагандистского эффекта — ради которого он, похоже, в основном и затевался.

5 июля 2007 года Россия официально отказала Великобритании в выдаче Лугового. Реакцию официального Лондона можно охарактеризовать только как истерическую. 16 июля британский МИД выслал четверых российских дипломатов (не имевших вообще никакого отношения к делу Литвиненко). Кроме того, было объявлено о "прекращении сотрудничества с РФ в вопросах безопасности" и введении ограничений на въезд в Англию для некоторых российских чиновников (каких именно, до сих пор неизвестно).

Ответную реакцию России можно считать удивительно мягкой и сдержанной. 19 июля Россия выслала в ответ ровно четырех британских дипломатов. Этим ответные действия и ограничились. Каких-либо других серьезных ответных мер не последовало. Не было, например, серьезных санкций против британских компаний, работающих в России — например, против British Petroleum — хотя подобные санкции для британских властей были бы намного чувствительнее, чем высылки дипломатов.

Комментарий президента России на британские требования также хорошо известен:

 

Президент России Владимир Путин назвал предложение Великобритании поменять России Конституцию рудиментом колониального мышления.

По мнению Путина, у Великобритании "в мозгу еще сидит мышление прошлого века". Так президент России прокомментировал призыв Великобритании поменять Конституцию РФ, сообщает "Первый канал". "Мозги им надо поменять, а не конституцию. То, что они предлагают – это, очевидно, рудимент колониального мышления", – отметил глава российского государства.

"С чем связана проблема, которая раздувается сейчас со стороны британских партнеров? Произошла трагедия, погиб господин Литвиненко в Лондоне. Они предъявляют претензии к одному из наших граждан – к Луговому, хотят, чтобы мы его экстрадировали", – напомнил президент, отвечая во вторник на вопросы представителей молодежных движений России на встрече в Завидово Тверской области.

(http://www.novopol.ru/print-text24480.html)

 

7.7. Как отреагировали сами подозреваемые?

 

Самое интересное в этом деле — реакция "подозреваемых" (и, прежде всего, Лугового — т. к. выдачи Ковтуна никто и не требовал).

Дело в том, что до мая 2007 года Луговой полностью сотрудничал с британскими следователями, охотно давал себя допрашивать, и даже избегал каких-либо комментариев для российской прессы (что британцев более чем устраивало). Совершенно очевидно, что Луговойполностью верил британцам: он действительно верил в справедливость и объективность британского следствия, и ни на секунду не сомневался, что по результатам расследования все обвинения с него будут полностью сняты! Никакими другими мотивами его поведение объяснить невозможно. Надо заметить, что и британцы охотно поддерживали в нем эту уверенность, постоянно уверяя его, что рассматривают его исключительно как свидетеля в расследуемом деле. Луговой им верил, поэтому (вольно или невольно) он им подыгрывал.

В мае 2007 года, когда ему стало ясно, что все эти заявления были циничной ложью — он пришел в бешенство! 31 мая он (и Дмитрий Ковтун) впервые открыто выступили перед публикой, на пресс-конференции в "Интерфаксе". (Ее полная расшифровка имеется здесь:http://www.compromat.ru/page_20821.htm). Выступление Лугового — крайне интересное свидетельство, но мы не будем приводить его целиком — ограничимся наиболее интересными моментами.

 

В первую очередь, Андрей Луговой о причинах своего затянувшегося молчания:

 

Еще раз хочу поблагодарить всех за предоставленную мне возможность дать необходимые пояснения по так называемому "делу Литвиненко".

Долгое время я сдерживал себя рамками тех ограничений, которые были определены сотрудничеством с Генеральной прокуратурой Российской Федерации, возбудившей в декабре прошлого года уголовное дело по факту убийства гражданина России Литвиненко и покушения на жизнь гражданина России Дмитрия Ковтуна.

Я охотно пошел на сотрудничество с нашей Генпрокуратурой и дал ответы на все вопросы, которые мне задавали. Точно так же я вел себя, когда по просьбе следователей Скотланд-Ярда ответил на все задававшиеся мне вопросы. Правда, уже тогда у меня зародилась мысль о том, что все, что делали британцы, было направлено на соблюдение некоторых формальностей. А виновным они уже назначили кого-то из нас двоих — меня или Дмитрия Ковтуна.

Однако я ничего не мог комментировать в СМИ, поскольку меня об этом просили российские следователи, в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации. Таким образом, как мне кажется, было упущено время, позволившее британцам замести следы преступления и сделать меня козлом отпущения.

 

Возможно, ощущение, то он в этом деле — не свидетель, а козел отпущения, у Лугового возникло с самого начала. Тем не менее, он довольно долго гнал эту мысль. В своей "контр-обвинительной" речи он рассказал еще много интересного — в том числе, о том, что Литвиненко и Березовский активно сотрудничали с британскими спецслужбами (в частности, с МИ-6), а также предпринимали попытки завербовать и его самого:

 

...Мне было предложено начать совместный бизнес, связанный с защитой британских инвестиций в различных сферах российской экономики. В рамках предполагаемого совместного проекта я бы занимался сбором и анализом информации о финансово-экономической деятельности предполагаемых российских партнеров с целью обеспечения безопасности английских капиталовложений.

Однако спустя буквально две встречи я стал понимать, что не все так просто. Например, за некоторые мелкие консультации мне было выплачено явно завышенное вознаграждение. При этом оплата шла через оффшорную компанию на Кипре. Меня это насторожило, поскольку речь шла об информации открытого характера, которую можно было спокойно найти в Интернете.

Стало понятно, что вознаграждение было направлено на постепенное втягивание меня в сотрудничество. Беседы становились все откровеннее, британцев стало интересовать все — мои связи, финансовые возможности, наличие прямых выходов на администрацию президента России, а также контакты с сотрудниками Федеральной службы безопасности, Федеральной службы охраны и Службы внешней разведки. Особенно их интересовали возможности получения информации о деятельности ФСБ по так называемому английскому направлению. Началась откровенная вербовка меня в качестве агента британской разведки.

Англичане по сути предложили мне заняться сбором любого компромата на президента Владимира Путина и членов его семьи. Например, было предложено собрать информацию в отношении одного из госчиновников, через которого они рассчитывали собрать компромат на президента. В частности, они рассчитывали заманить этого чиновника в Лондон, чтобы в обмен на молчание о его личных банковских счетах получить от него компромат на президента. О ком идет речь, я сообщу следователям Генпрокуратуры.

 

Весь этот рассказ был с демонстративным возмущением отвергнут британскими властями. На наш же взгляд, все рассказанное — очень напоминает чистейшую правду. Нет никакого сомнения, что британские власти очень хотели бы заполучить весомый компромат на российских чиновников (особенно высокопоставленных и близких к президенту и его окружению). Столь же очевидно и то, что Луговой, имеющий в своем распоряжении мощную (и вполне легально действующую) охранную структуру, мог бы стать неоценимым помощником в этом деле. После этого становится вполне понятно, почему британские власти без помех впускали его в Британию, и почему для него были открыты двери таких компаний как "Эринис" и "Риск Менеджмент" (куда практически невозможно попасть "человеку с улицы").

Помимо этого, признание Лугового хорошо объясняет и то, почему британцы считали, что он будет молчать. Они прекрасно понимали, что предложенная ему деятельность граничит со шпионажем (если не переходит эту грань). И вполне резонно рассчитывали, что об этихсоблазнительных предложениях Луговой поостережется открыто рассказывать в России... Кстати, отметьте в последней фразе и интересный выбор глагола: "сообщу", а не "сообщил"! Это также наводит на мысль: до самого мая 2007 — Луговой вообще помалкивал обо всей этой истории. А британцы рассчитывали, что он и дальше будет молчать — но просчитались.

Наконец, выдвинутые обвинения в свой собственный адрес Луговой прокомментировал так:

 

Первое. Я думаю, не нужно быть юристом, чтобы понимать, что для совершения подобного преступления прежде всего нужен мотивСаша не был моим врагом. Мне не было не холодно, не жарко от того, что он делал в Лондоне, какие писал книги и кого критиковал.Я уже давно в бизнесе, и все это меня мало интересовало.

Второе. Почему-то все английские газеты называют дату отравления 1 ноября, хотя мы с Литвиненко встречались дважды в октябре. Более того, мы еще летом встречались у него дома в отсутствие его жены Марины. Кстати, об этой встрече Березовский не знал. Чем не идеальное место для отравления? Однако это были идеальные условия, и этого не произошло. В многолюдном баре, в котором он мог и не появиться, в присутствии десятка свидетелей это имело место. Значит, кому-то было нужно, чтобы нас видели вместе в баре "Миллениум".

Третье. Кто знает Сашу, тот подтвердит, что он никогда не пил и не курилНи я, ни Дима не помним, заказывал ли он себе что-то — чай или водку, потому что мы в то время готовились идти на футбол и приняли по хорошей, поскольку, в том числе, было холодно, приняли по хорошей дозе спиртного. Это же каким надо быть идиотом-отравителем, чтобы действовать так примитивно! Значит опять нужно было кого-то подставить.

Четвертое. Если отравление имело место 1 ноября, то каким образом полонием были помечены, я подчеркиваю, помечены, все места в Лондоне, где мы с Литвиненко общались только в октябре, а не в ноябре. И почему полоний был найден в самолетах, на которых мы с Димой возвращались в Москву и Германию, соответственно, в октябре 2006 года. Вывод у меня один — нас специально метили полонием для грядущего использования в политическом скандале.

Пятое. В Лондон на футбол я приехал с женой и с детьми. Все они впоследствии были проверены на заражение полонием и результаты были неутешительными. Вместе со мной они частным образом проходили обследование в больнице. Это же каким надо быть изувером, чтобы подвергнуть угрозе жизнь своих детей и жены!

Шестое. Еще летом 2006 года Литвиненко начал мне дарить всякие мелкие подарки. Когда я лежал на обследовании в больнице, все мои вещи были проверены. Оказалось, что сувениры и ряд документов, переданных мне Литвиненко задолго до 1 ноября, были заляпаны полонием. Я об этом сообщал нашим следователям Генпрокуратуры. Но, по их словам, английских коллег это почему-то не заинтересовало. Возможно, следы оставлял сам Литвиненко, но для британского правосудия эта версия была изначально неприемлема.

Седьмое. Теперь уже не секрет, что все мои контакты с Литвиненко были под жестким контролем спецслужбы Британии. Почему же они не отследили факт отравления Литвиненко и позволили всем нам безнаказанно выехать из Британии? Почему среди десятков озвученных в СМИ мест в Лондоне, где был найден полоний, ни разу не прозвучал адрес, где мы встречались в октябре с английскими разведчиками, в частности, с директором по внутреннему анализу компании и ее финансовым аналитиком? Мне интересно, были ли найдены следы полония в этом офисе, который для них является по сути конспиративной квартирой?

 

Есть смысл кратко прокомментировать сказанное.

Утверждения насчет дружбы Лугового и Литвиненко — безусловная правда. Еще один парадоксальный факт этого дела заключается в том, что к октябрю 2006 года с Луговым Литвиненко, по-видимому, находился в намного лучших отношениях, чем со своими бывшими друзьями — Фельштинским, Гольдфарбом и Березовским.

Утверждения насчет сувениров и "ряда документов", на которых якобы имеются следы полония — любопытны, но они требуют независимого подтверждения. До сих пор, никто их не подтвердил (впрочем, и не опроверг). Если это правда — то это неопровержимое доказательство того, что Литвиненко имел контакт с полонием-210 чуть ли не за месяцы до своего "официального" отравления!

Версия о том, что Лугового и Ковтуна "специально метили" полонием — интересна, но на данный момент совершенно бездоказательна. Как мы уже отмечали, их загрязнение могло произойти как в результате чьего-то недоброго умысла, так и совершенно случайно (например, в результате случайного контакта с контаминированным человеком или предметом). Практически невозможно определить по самим "следам", какой из двух вариантов имел место.

Утверждение насчет того, что Литвиненко находился под "плотным колпаком" британских спецслужб — звучит как явное преувеличение. Хотя ранее он действительно сотрудничал с МИ-6, мы склонны предполагать, что в октябре 2006 года британским службам Литвиненко был уже совершенно неинтересен. Вполне вероятно, что они не имеют никакого отношения к этой полониевой истории (хотя их причастности, конечно, тоже отрицать нельзя).

С остальными тезисами Лугового мы, в общем, согласны.

Относительно же предположений об истинных виновниках смерти самого Литвиненко — Луговой выдвинул три версии:

 

У меня есть три версии отравления Литвиненко. Зная и анализируя поведение Александра в последние месяцы 2006 года, я не мог не увидеть, что он разочаровался в Березовском, как и в своих британских хозяевах из спецслужб. Он считал, что англичане его недооценивают и, естественно, мало платят за службу. У меня сложилось мнение, что он явно выходил из-под контроля британской спецслужбы. Я думаю, неудача с моей вербовкой заметно пошатнула его значимость в глазах англичан. Стараясь любой ценой решить задачу разведчиков, Литвиненко часто выходил за рамки отведенной ему роли агента-вербовщика и пробалтывал в беседах со мной много лишнего. Например, англичанам не нравилось, что он хвастался передо мной своими связями в МИ-6, на уровне высокопоставленных чиновников, а также тем, что, сотрудничая с британскими спецслужбами, он лишь повторяет путь Гордиевского и Калугина и его последователями стали Березовский и Закаев. Поэтому сложно отделаться от мысли, что Литвиненко стал агентом, вышедшим из-под контроля спецслужб, и его убрали. Если не сама спецслужба, то под контролем либо при ее попустительстве.

Второе. Не знаю, известно ли журналистам, но я вполне официально заявлял, что Литвиненко по своей инициативе вышел на испанскую полицию и оказывал помощь в получении информации о так называемой "русской мафии". Об этом я еще в декабре рассказал некоторым журналистам, взяв с них обещание не ссылаться на меня как на источник информации. Литвиненко сам мне рассказывал, что для получения информации он лично выезжал в Израиль для встречи с Леонидом Невзлиным. Саша хвалился тем, что заработал денег, помогая испанским полицейским в разоблачении "русской мафии". Я не думаю, что его разоблачения в Испании остались без внимания бандитов. Может быть отсюда и такой варварский способ его умерщвления.

Третья версия предоставляется мне наиболее правдоподобной. Речь идет о Березовском, который хорошо известен как выдающийся мастер политической интриги. Литвиненко мне рассказывал, что Березовский практически снял его с довольствия, уменьшив в три раза ему зарплату. В последнее время и он, и Саша опасались, что российской Генпрокуратуре удастся договориться с британцами и экстрадировать Березовского в Россию.

 

Выдвинутые Луговым версии можно сжато изложить так: первая — МИ-5 или британские власти, вторая — неназванные "русские мафиози" из Испании, третья — Березовский и/или его окружение. С обоснованностью всех этих версий можно, конечно, спорить. (На наш пристрастный взгляд, версия №2 — полный бред, №1 — не исключена, но не особенно вероятна, а вот №3 — наиболее правдоподобная.) Но показательно то, что по существу спорить с Луговым никто даже не пытается.

Кстати, насколько нам известно, выступление Лугового вообще никогда не публиковалось полностью в западной прессе, и не было переведено на английский язык. Обычно, если оно там и цитируется — то в виде отдельных фрагментов, грубо выдранных из контекста. Часто встречаются утверждения, например, что Луговой обвинял в убийстве Литвиненко "британские спецслужбы". Как видим, на самом деле не "обвинял", а выдвинул как одну из версий — что не одно и то же.

Кстати, рассказанную историю о том, как Литвиненко боролся с "русской мафией", мы подробно рассмотрим чуть позже — она еще всплывет в контексте новых заявлений лондонской компании "друзей" покойного.

Подведем итоги. Похоже, что Луговой оказался серьезным просчетом британских властей. Для запланированного ими политико-пропагандистского блефа было важно, чтобы "обвиняемый" вел себя "как надо". Идеально для них было б, если б Луговой куда-нибудь исчез. Да и если б он просто промолчал, для них тоже было бы приемлимо: это вполне можно было бы истолковать в стиле "он молчит — значит, виновен!" Но Луговой не только никуда не пропал, но и молчать не стал: он откровенно рассказал обо всем, не исключая и свои подозрительные контакты с британскими спецслужбами. Надо признать, было довольно смело с его стороны. Британские власти были в явной растерянности: информационной контр-атаки со стороны обвиняемого они никак не ожидали! Увы, давать задний ход было уже поздно...

 

7.8. Какие скрытые мотивы стоят за действиями британских властей?

Как мы уже видели, в деле Литвиненко есть много странностей. Но самое странное в этих странностях (простите за некоторую тавтологию) — это то, что они, подобно полониевому загрязнению, распространяются от одного человека к другому, успешно поражая и целые группы лиц. Явная неадекватность поведения британских властей, похоже, свидетельствует о том, что "полониевое заражение", наконец, добралось и до них.

Если смотреть на их действия с точки зрения элементарной логики — они абсолютно контрпродуктивны. Предъявив России заведомо невыполнимые требования (причем в ультимативной, и, фактически, хамской форме) британские власти резко ухудшили не только отношения с Россией (в целом), но и перспективы сотрудничества с российскими следственными властями в деле Литвиненко (в частности). Фактически, это было демонстративное сожжение мостов. А может, именно этого они и добивались?

Все дальнейшее, конечно, очень гадательно. Но для объяснения такого странного шага британских властей нередко предлагают примерно следующие версии:

 

  1. Заявление британских властей — проявление рецидивов имперского мышления. (Собственно, это примерно то, что имел в виду президент Путин, когда советовал им "поменять мозги".) Если встать на эту точку зрения, то британский демарш — просто глупость в дистиллированно-чистом виде, не требующая иных объяснений.

  2. Заявление британских властей является осознанным блефом, то есть попыткой сделать рискованный ход, имея на руках плохую карту. Но в отношении кого предпринят этот блеф, не вполне ясно. Если в отношении российских властей — то, наверное, ожидали, что они испугаются, и тоже сделают что-то неадекватное. Если же в отношении самого подозреваемого — Лугового — то, видимо, предполагалось, что испугается он.

  3. Заявление британских властей — не более, чем циничная уловка, цель которой, как мы и предполагали — увильнуть от предъявления конкретных обвинений, ссылаясь на то, что обвиняемые недоступны для "правосудия", а потому и обвинять некого.

 

Строго говоря, перечисленные версии никак не являются взаимоисключающими. Мы рискнем предположить, что изначально они ориентировались на пункт 2, когда же первоначальный план провалился, плавно перешли к пункту 3 — и все это, безусловно, на фоне пункта 1.

Успешность или неуспешность предполагаемого блефа, очевидно, зависит от того, на кого именно этот блеф был нацелен. Если целью были российские власти — то блеф оказался не слишком удачен. Непохоже, чтоб российские власти сильно испугались. Если же целью было спровоцировать российские власти на неадекватные поступки — то, опять-таки, эта цель не была достигнута: ответ России на британскую наглость оказался строго симметричен (и, пожалуй что, даже слишком адекватен).

Но может быть, целью было запугать Лугового? Однако, если и так, то результат получился совершенно противоположным. Луговой не испугался — он разозлился! Впрочем, про его реакцию мы уже все подробно написали пунктом выше.

Итак, если блеф и имел место — то следует признать, что он полностью провалился. Впрочем, британским властям удалось превратить провальный блеф во вполне успешный политический скандал (т. е. реализовать пункт 3). "Удачным" результат, конечно, можно признать лишь в очень специфическом смысле. Реальному расследованию "дела Литвиненко", даже если оно планировалось, нанесен сокрушительный удар. Перспективы сотрудничества с российскими властями подорваны весьма основательно и прочно. Отношения с российской Генпрокуратурой в целом также основательно испорчены — а поскольку российских преступников в Великобритании имеется намного больше, чем британских в России, то и ущерб от этого понесет в основном Великобритания. Зато главная тактическая цель фарсового "расследования" пока достигнута: удалось убедить часть населения, что в бесславном провале британского расследования виновата Россия, а не Британия.

Вот только, долго ли еще им удастся перекладывать ответственность с больной головы на здоровую?

 

7.9. Какова была реакция британской и мировой прессы на заявления британский властей?

Истерическая реакция британской прессы заставляла вспомнить лучшие эпизоды из романа Оруэлла "1984":

 

Ко второй минуте ненависть перешла в исступление. Люди вскакивали с мест и кричали во все горло, чтобы заглушить непереносимый блеющий голос Голдстейна. Маленькая женщина с рыжеватыми волосами стала пунцовой и разевала рот, как рыба на суше. Тяжелое лицо О’Брайена тоже побагровело. Он сидел выпрямившись, и его мощная грудь вздымалась и содрогалась, словно в нее бил прибой. Темноволосая девица позади Уинстона закричала: "Подлец! Подлец! Подлец!" — а потом схватила тяжелый словарь новояза и запустила им в телекран. Словарь угодил Голдстейну в нос и отлетел.

 

Кстати говоря: не секрет, что Оруэлл не так уж много придумал. Многие детали для своего романа он брал непосредственно из жизни окружающей его Англии 1948 года (а его "Министерство Правды" — было практически точно срисовано со службы иновещания Би-Би-Си). Верность традициям "Министерства Правды" британская пресса продемонстрировала в полной мере — старательно соревнуясь в славословиях Старшему Брату (то есть, Скотланд-Ярду и Королевской Прокуратуре) и проклятиях в адрес Гольдстейна (то есть, России). От оруэлловских "пятиминуток ненависти" это отличалось лишь тем, что пропагандистская истерия продолжалась намного дольше положенных пяти минут.

Тем более важно отметить, что в общем раболепном хоре иногда слышались и отдельные голоса недоверия.

Так, известная британская журналистка Мэри Дежевски (Mary Dejevsky) выступила в “Independent” с весьма скептической статьей: "Смерть Литвиненко: а было ли это убийством?" Ее полный русский перевод можно найти, например, вот здесь:http://www.promved.rus.phtml?id=1444&nomer=51

 

Его мучительная агония у всех на глазах потрясла мир и обернулась для Лондона и Москвы самым серьезным дипломатическим кризисом со времен холодной войны. Однако сегодня, через полтора года после тех событий, нам так и не рассказали эту леденящую кровь историю полностью.

 

В этой статье она обосновывает свой скептицизм довольно убедительно:

 

Литвиненко почувствовал себя плохо на следующий день после того, как получил британское гражданство. Не преследовал ли его убийца (убийцы) еще и другую цель: запугать этой долгой публичной агонией других российских эмигрантов, живущих в Британии, вынудив их покинуть эту страну, или хотя бы не высказывать своих антипутинских суждений вслух?

Что ж, объяснение выглядит гладким, самодостаточным и абсолютно правдоподобным. Но соответствует ли оно истине, или хотя бы приближается к ней? Ведь все, что связано со шпионажем и эмиграцией — благодатная почва для дезинформации. У самой, казалось бы, очевидной версии могут обнаружиться "подводные течения", или выяснится, что она построена на песке.

И действительно, почти сразу появились признаки, и не в последнюю очередь та скорость, с которой из официальной британской версии было состряпано дипломатическое "блюдо", говорящие о том, что в этом деле, возможно, не все так просто, как кажется. Первыми, естественно, сомнение выразили бесчисленные любители теорий заговоров из блогосферы.

Однако за прошедшие месяцы альтернативные версии обрели такую последовательность и убедительность, что уже требуют серьезного рассмотрения. Их авторами стали люди, заведомо разбирающиеся в том, о чем они говорят — будь то тонкости ядерной физики, причудливые закоулки шпионажа или замкнутый мирок российских эмигрантов.

Последняя по времени возникновения, и на мой взгляд, наиболее убедительная, "еретическая" версия изложена в детальной статье американского ветерана журналистских расследований Эдварда Джея Эпштейна. Она была напечатана в New York Sun 19 марта 2008 г., вызвав живую реакцию читателей и бурное обсуждение в интернете. Насколько мне известно, в британских СМИ она не перепечатывалась, что, впрочем, не помешало сходу отвергнуть выводы автора.

В частности, о его версии с пренебрежением отозвалась вдова Литвиненко Марина в статье, опубликованной в Times под ее фамилией. Она назвала материал Эпштейна заметкой "желтого журналиста", опубликованной в "третьеразрядной нью-йоркской газете".

 

Что же вызвало такую нервную реакцию вдовы Литвиненко?

Речь идет о статье Эдварда Дж. Эпштейна (Edward Jay Epstein) "Призрак, витающий над делом Литвиненко". Ее перевод на русский язык полностью опубликован здесь: http://www.inosmi.ru/world/20080321/240388.html. Приведем лишь отдельные отрывки из нее:

 

Кремль, как известно, без энтузиазма относится к обнародованию секретных документов, но в данном случае меня интересовали не российские, а британские материалы. Тем не менее получить доступ к ним оказалось непросто. К тому моменту, когда я приехал в Москву в ноябре 2007 г., российский генеральный прокурор поручил это расследование (как и другие знаковые дела) вновь созданному органу — Следственному комитету. Его возглавил заместитель генерального прокурора Александр Бастрыкин — бывший профессор-правовед из Санкт-Петербурга; он еще только набирал сотрудников в неприметном, но тщательно охраняемом здании в Лефортово — напротив комплекса элитного Московского государственного технического университета.

До того, как мне, наконец, удалось встретиться с чиновниками из этого ведомства в зале для совещаний и просмотреть присланное британцами досье, мой предприимчивый московский ассистент-исследователь несколько недель рассылал Бастрыкину и его подчиненным затребованные ими документы. Пришлось выполнить и другие формальности: я написал заявление о том, что гарантирую возместить российскому государству любые убытки, которое оно может понести в результате рассекречивания британских материалов, заранее изложил свои вопросы в письменном виде и согласился не называть по имени никого из сотрудников Комитета, ограничиваясь словосочетанием российские следователи. После этого мне сказали: СМИ часто упрекают российскую сторону за нежелание сотрудничать с британской стороной, но на деле все обстоит с точностью до наоборот. И словно в подтверждение этого аргумента российские следователи позволили мне ознакомиться с британским досье.

Мое внимание сразу же привлек тот факт, что в папке не оказалось основополагающих документов, с которых начинается расследование любого убийства, например, отчета о результатах вскрытия, который позволил бы установить как — и отчего — скончался Литвиненко. Вместо этого инспектор Роберт Локк (Robert Lock) из Нового Скотланд-Ярда (штаб-квартиры Лондонской полиции) пишет, что ознакомился с результатами вскрытия, и Литвиненко умер от острой лучевой болезни.

Помните, как Шерлок Холмс нашел ключ к разгадке, выяснив, что собака не лаяла с момент убийства? Так же и отсутствие этого документа говорит само за себя. В конце концов, две страны ведут совместное расследование дела Литвиненко, причем для русских речь идет, в том числе, и о заражении полонием-210 российских граждан, контактировавших с погибшим. Им необходимо установить, когда, как, и при каких обстоятельствах Литвиненко подвергся воздействию радиоактивного элемента. Чтобы ответить на вопрос когда, им необходим был доступ к результатам токсикологического анализа, которые обычно входят в отчет о вскрытии. К тому времени в одну британскую газету уже просочилась информация о том, что токсикологи обнаружили в теле Литвиненко два различных пика воздействия полония-210, а это указывает на то, что он подвергался радиоактивному заражению этим элементом дважды. Подобное многократное воздействие может означать: прежде, чем получить смертельную дозу, Литвиненко находился в контакте с полонием-210 не один день, а то и не одну неделю. Чтобы ответить на вопрос как, россияне хотели изучить слайды с изображением легких, пищеварительного тракта и тела Литвиненко, которые также прилагаются к отчету о вскрытии. Возможно, из этих фотографий стало бы ясно, что именно произошло: Литвиненко мог вдохнуть или проглотить полоний, или тот попал в его кровеносную систему через открытую рану.

Российские следователи также хотели узнать, почему в больнице Литвиненко не дали нужный антидот, и почему диагноз лучевая болезнь был поставлен только через три с лишним недели. По их словам, неоднократные просьбы побеседовать с врачами и ознакомиться с их записями были отклонены, а в материалах, полученных в ходе совместного расследования даже не затрагивался вопрос об изменении диагноза с отравления таллием на отравление полонием. Следователи отметили: У нас нет достоверных данных о причине смерти Литвиненко, поскольку британские власти отказались предоставить соответствующие документы.

Заметим, что Эпштейн — это один из немногих пишущих о деле Литвиненко журналистов, получивший возможность увидеть "официальные британские обвинения" в адрес Лугового. Его оценка их, как видим, вполне совпадает с оценкой, данной следователем Майоровым. Результаты своего журналистского расследования Эпштейн кратко подытожил в своем блоге (http://edjayepstein.blogspot.com/) Его выводы вполне заслуживают того, чтобы привести их здесь целиком, в переводе на русский (взято отсюда: http://polonium-affair.livejournal.com/1691.html):

 

Десять вещей, которые мы не знаем о смерти Литвиненко

(Опубликовано 4 ноября 2007 года)

1. Мы не знаем, откуда вообще взялся полоний-210, обнаруженный в теле Александра Литвиненко.

Действительно, Россия производит полоний-210 для экспорта в США, но не является единственной страной, располагающей возможностями для этого. Полоний-210 может быть произведен в любой стране, имеющей атомный реактор, не находящийся под инспекцией МАГАТЭ. Все, что для этого требуется — висмут (легко доступный металл) и ядерный реактор. В 2006 году существовало как минимум девять ядерных держав, имеющих реакторы, не проверяемые МАГАТЭ — включая Китай, Израиль, Пакистан, Индию и Северную Корею. (Полоний-210 был обнаружен в Иране в 2005 г.)

 

2. Мы не знаем, каким образом полоний-210 доставлен в Лондон.

Британские власти категорически отрицают, что полоний-210 произведен на каком-либо реакторе в этой стране. Если это правда, то он был доставлен в Англию контрабандой откуда-либо еще. Вместе с тем, никакого контейнера, который мог для этого использоваться, так и не обнаружено.

 

3. Мы не знаем, когда полоний-210 был произведен.

Период полураспада полония-210 составляет примерно 134 дня. Это означает, что за указанный срок половина его превращается в дочерние элементы. Таким образом, время его производства может быть определено путем сравнения количества нераспавшегося полония-210 с количеством имеющихся результатов его распада. Если же явные продукты распада отсутствуют (что вполне вероятно в условиях, где нет лабораторной чистоты), точная датировка полония-210 невозможна. В случае радиоактивного убийства, возможные места преступления настолько искажены многими неделями регулярной чистки, уборки пылесосом и следами, оставленными посторонними, что никакие следы полония-210 не могут быть надежно датированы. То же справедливо для полония-210, обнаруженного в теле при вскрытии, поскольку заранее неизвестно, какое количество продуктов его распада прошло через пищеварительный тракт и было выведено из организма.

 

4. Мы не знаем, для какой именно цели полоний-210 был ввезен в Англию.

Ни сам Литвиненко, ни любая из других жертв полониевого заражения не признавали, что вообще когда-либо слышали об этом элементе. Сам Литвиненко был уверен, что отравлен таллием.

 

5. Мы не знаем, когда произошла первичная контаминация Литвиненко и его помощников.

Следы полония-210 были обнаружены в офисах фирм, которые сам Литвиненко и двое его помощников из России, Луговой и Ковтун, посещали 17 октября. Но, поскольку, как уже говорилось, датировка по самому полонию-210 невозможна, само загрязнение вполне могло иметь место и до этого.

 

6. Мы не знаем, кто был источником радиационного заражения.

Мы знаем, что четыре человека были госпитализированы в связи с серьезным отравлением организма: Литвиненко, Скарамелла, Луговой и Ковтун. Скарамелла никак не может быть переносчиком загрязнения, поскольку он прибыл в Лондон вечером 31 октября, и встречался лишь с Литвиненко. Таким образом, он не мог быть загрязнен Луговым или Ковтуном (или сам их загрязнить). Однако, Литвиненко, Луговой и Ковтун имели встречи в офисах, загрязненных полонием 17 октября — поэтому любой из них (а также кто-либо еще, побывавший на их встрече или посещавший эти офисы раньше) может быть промежуточным источником перекрестного загрязнения.

 

7. Мы не знаем, каким образом каждый из них получил свою дозу радиации.

Как установлено при расследовании утечки, имевшей место в 1960-х годах в Израиле, полоний-210 может распространяться через волокна одежды, пыль, обувь, и даже просто при рукопожатии. В лондонском случае, каким именно образом частицы радиоактивного вещества вызвали радиоактивное поражение четырех человек, до сих пор неясно.

 

8. Мы не знаем, оказался ли полоний-210 в окружающей среде намеренно или случайно.

Все ранее известные случаи смерти от полония-210 (во Франции, Израиле и России) были вызваны случайными утечками. В рассматриваемом случае, поскольку нет ни единого свидетеля того, что кто-либо намеренно отравил Литвиненко, а также не найдено аэрозольного распылителя, емкости или какого-либо еще приспособления для отравления, нет никаких оснований утверждать, что заражение было преднамеренным.

 

9. Мы не знаем результатов вскрытия.

Британские власти так и не раскрыли результатов посмертного исследования тела. В частности, нам неизвестно точное количество полония-210 в теле Литвиненко или местах загрязнения.

 

10. Мы не знаем вердикта коронера.

Официальное заключение коронера, если оно и существует, не разглашается британскими властями. Другими словами, официальная причина смерти нам неизвестна до сих пор.

 

Мы полностью согласны со всеми пунктами, перечисленными выше.

 

7.10. Что подтолкнуло британские власти к их майскому демаршу?

 

Возможные причины для дипломатического демарша британских властей мы, в общих чертах, уже изложили выше. Вместе с тем, есть ощущение, что помимо перечисленных причин — появился еще и конкретный повод, который и подтолкнул их к активным действиям. Кажется, нам этот повод известен.

Про врачей, занимавшихся посмертным исследованием Литвиненко, общественности известно не особенно много. Однако, один из них был известен публике слишком хорошо, чтобы его имя легко было скрыть или замолчать. Это — Джон Генри (John Henry), известный британский токсиколог, профессор в больнице Св. Марии в Пэддингтоне.

Жизненный путь этого человека сам по себе весьма любопытен. Он получил образование в католической академии Св. Иосифа в Блэкхите, а затем — в медицинской школе Лондонского Королевского Колледжа. Там же он вступил в знаменитую прелатуру "Opus Dei" (ту самую, которая показана Дэном Брауном в "Коде Да Винчи" в крайне нелестном виде...), принял обет безбрачия — и до конца своей жизни обязательно молился дважды в день. Помимо собственно медицины, изрядную часть усилий он посвятил похвальному делу — антинаркотической пропаганде, при каждом удобном случае напоминая о крайнем вреде для здоровья марихуаны, амфетаминов и "экстази". Ради борьбы с наркотиками, он однажды даже выступил в телевизионном шоу "Ali G", вместе со скандальным комиком Сашей Бароном Коэном (позднее прославившемся во всем мире в ролях "Бората" и "Бруно".)

Помимо борьбы с наркотиками — он столь же исступленно боролся всю жизнь с таинственными убийцами и отравителями, в основном (разумеется) из "бывшего КГБ". Их происки он упорно видел повсюду. Помимо "дела Литвиненко", фамилия этого британского профессора всплыла еще в двух громких и столь же невнятных делах о "загадочных отравлениях": "деле Ющенко" и "деле Щекочихина".

 

Особо подчеркнем: список лекарств и добавок, которые принимал Юрий Щекочихин, мы предоставляли (вместе с другими материалами, которые нам удалось собрать) британским экспертам. Попытку разобраться в том, что произошло, предприняли профессора Джон Генри (эксперт-патологоанатом отделения скорой помощи и несчастных случаев госпиталя Святой Марии (Пэддингтон)), Роберт Форрест (Королевский Халламширский госпиталь, Шеффилдский университет) и Камерон Маклауд, доктора Дэвид Слейтер (эксперт по патологической дерматологии) и Ян Хилл (патологоанатом). Нам сообщили, в частности, что лекарственные препараты и добавки, которые принимал Щекочихин, не могли вызвать таких чудовищных последствий. Симптоматика такова: эффект моментального старения, выпадение волос, кожный покров сходил слоями, постепенно отказывали все органы: почки, печень, легкие, головной мозг. А вот посмертное заключение российских коллег вызвало у англичан массу вопросов.

(http://www.stringer.ru/publication.mhtml?Part=50&PubID=6935)

 

Лондонский эксперт-токсиколог Джон Генри, который первым выдвинул предположение о диоксине как причине отравления Виктора Ющенко, сказал, что сыпь на его лице появилась приблизительно через три недели после отравления. Поэтому, по словам Джона Генри, если бы Ющенко умер от начальных симптомов в первые несколько дней, это списали бы на загадочную болезнь поджелудочной железы, печенку или кишечный тракт, но никто бы никогда не смог указать на отравление диоксинами.

(http://www.homopoliticus.com/ush/diox02.php)

 

Подробное рассмотрение этих дел выходит далеко за рамки настоящей книги. Здесь кратко отметим, что ни одно из этих "отравлений" в настоящее время не доказано. Наоборот, оба случая не дают оснований верить, что жертв вообще кто-либо травил.

Версия об "отравлении Ющенко" (якобы, диоксином) в настоящее время вызывает серьезные сомнения даже у самих украинских властей. Достоверно можно сказать, что шрамы на лице у Ющенко появились только после посещения им австрийской клиники "Рудольфинерхаус" осенью 2004 года. Что с ним делали в этой клинике, и с какой целью — так и не прояснено. Один из главных врачей этой клиники, доктор Лотар Вике, открыто заявил, что у Ющенко не было никакого диоксинового отравления (после чего, практически сразу, был из этой клиники уволен). На наш (сугубо дилетантский взгляд) "отравление", оставляющее на лице у жертвы типично хирургические шрамы — это какое-то очень странное отравление!

Никакими серьезными доводами также не подтверждена версия об "отравлении Щекочихина". На самом деле, никто и не спорит с тем, что Щекочихин умер от полиорганной недостаточности, вызванный т. н. "синдромом Лайелла":

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D1%E8%ED%E4%F0%EE%EC_%CB%E0%E9%E5%EB%EB%E0

 

Это крайне опасная острая аллергическая реакция, с высокой вероятностью вызывающая смерть больного. Эта болезнь (к счастью) крайне редка — но, все-таки, прекрасно известна медицине! Она может быть вызвана отравлением — однако, намного чаще, вызывается совершенно невинными медицинскими препаратами (такими, как антибиотики или сульфаниламиды). Практически невозможно поверить в то, что Щекочихина намеренно отравили (причем, совершенно неизвестно, чем именно) — с целью вызвать настолько непредсказуемую аллергическую реакцию! Такие предположения следует относить к области медицинской фантастики.

Иногда еще договариваются до того, что Щекочихина, как и Литвиненко отравили полонием! Тогда совершенно непонятно, почему же симптомы обоих "отравлений" настолько сильно различались? От радиационного поражения не слезает кожа! Вообще, любая аллергическая реакция — это следствие слишком высокой активности иммунной системы, в то время, как у Литвиненко (как нам рассказывают) — наоборот, иммунная система была подавлена настолько, что его пришлось держать в стерильном боксе! Так что, в сугубо медицинском плане, болезни Литвиненко и Щекочихина — это полярные противоположности.

Сторонники теорий заговора утверждают, что в обоих случаях власти что-то "скрывают". В случае Щекочихина — скрывали, видимо, российские власти, в случае Ющенко — украинские. Ну, а в случае Литвиненко? Тут, как ни крути, все медицинские детали скрывают именно британские власти.

Профессор Генри — один из немногих, кто точно знал, что именно британские власти скрывают в "деле Литвиненко". К сожалению, рассказать это он уже никому не сможет. Он умер 8 мая 2007 года, в одной из лондонских больниц, в результате внутреннего кровотечения. А вот 22 мая того же года, как мы помним — британское следствие внезапно пробудилось от зимней спячки, и официально заявило, что во всем виноват Луговой! Таким образом, между смертью токсиколога Литвиненко и предъявлением обвинений Луговому — прошло ровно две недели. Есть подозрение, что это хорошо объясняет настолько убогое качество "обвинений", приложенное к британскому запросу на экстрадицию. Действительно, за две недели сочинить с нуля мало-мальски правдоподобную версию — трудновато.

Критикуя "теории заговора", не следует слишком увлекаться ими самим. Собственно, в смерти пожилого профессора может не быть ничего криминального. В конце концов, ему было 68 лет (из которых, кстати, 30 он прожил с пересаженной почкой)! Тем не менее, совпадение между смертью токсиколога и предъявлением обвинений Луговому — нам не кажется случайным. Создается такое ощущение, что пока был жив Джон Генри — один из немногих, кто достоверно знал, от чего и как на самом деле умер Литвиненко — британские власти были вынуждены держать свои рты на замке. Потому что могла сложиться неудобная ситуация: они бы выдвинули свои официальные обвинения, а профессор вдруг взял бы, да заявил, что обвинения эти — собачья чушь!

Несомненно, профессор Генри был человеком весьма склонным к паранойе — но при этом, по своему, честным. (В любые выдвигаемые им теории, даже самые бредовые, он верил вполне искренне.) Можно предположить, что ему было известно достаточно много медицинских деталей, которые несомненно доказывали, что обвинения против Лугового — совершенно несостоятельны. Похоже, живой профессор Генри был серьезным препятствием для честного и неподкупного британского обвинения. Ведь, когда человеку минуло 68 лет, его не так-то просто запугать или подкупить. В этом возрасте уже больше думают не о земных делах, а о душе (особенно, когда покойный настолько религиозен). Авторитет профессора в научных кругах был достаточно высоким, чтобы его слова были услышаны. Когда он умер, препятствия больше не стало: теперь следствие имеет возможность нести про смерть Литвиненко любой бред. Тем более, что никаких доказательств оно, как мы знаем, предъявлять не собирается, а вот аргументированно опровергнуть этот бред — уже никто не сумеет.

А может быть, конечно, все это лишь одно из тех непонятных совпадений, которыми так богато "дело Литвиненко"? Все может быть, конечно. Но нельзя не отметить, что количество необъяснимых совпадений в этом деле уже переходит все пределы разумного.

Источник: Радик Хабибрахманов

Редактор: Фыва


"Дело Литвиненко": полураспад лжи. Часть 1

"Дело Литвиненко": полураспад лжи. Часть 2. "Полониевый след": существует, или нет?

"Дело Литвиненко": полураспад лжи. Часть 3: Как именно был отравлен Литвиненко?

"Дело Литвиненко": полураспад лжи. Часть 4: История болезни Литвиненко

"Дело Литвиненко": полураспад лжи. Часть 5: Знаменитые последние слова

"Дело Литвиненко": полураспад лжи. Часть 6: "Не имей сто рублей..."

"Дело Литвиненко": полураспад лжи. Часть 7: В тумане британского следствия

"Дело Литвиненко": полураспад лжи. Часть 8: Прошлое участников "полониевой истории"

"Дело Литвиненко": полураспад лжи. Часть 9: "Совершенно секретно! Перед прочтением съесть!"

"Дело Литвиненко": полураспад лжи. Часть 10 заключительная: "Бой с тенью", или британские власти против самих себя

Опубликовано в январе 2016 года.

Источник: Межрегиональный интернет-журнал "7x7"

Редактор: Фыва

 


Пресса Британии: новые подробности отравления в Солсбери

Британские газеты со ссылкой на собственные источники в спецслужбах сообщают новые подробности отравления в Солсбери экс-сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии.

Наиболее подробно о ходе расследования пишет Mail on Sunday, ссылаясь на последний закрытый брифинг британских служб безопасности. В частности, газета впервые сообщает, что:

Газета также сообщает, что следствие располагает новыми подробностями перемещения Скрипалей в день отравления.

Раньше предполагалось, что они ушли из дома в 9.15 утра и больше туда не возвращались, - а отравляющее вещество, соответственно, было нанесено предыдущей ночью.

Однако теперь стало известно, что Сергей и Юлия ненадолго вернулись домой около 11.30, а из этого следует, что дверную ручку обмазали отравляющим гелем "посреди бела дня", уже после того как Скрипали вышли из дома утром.

Сергей Скрипаль был отравлен в момент открывания двери. Судя по всему, Юлия прикоснулась к ручке уже после него.

К тому времени большая часть отравляющего геля уже оказалась на руках ее отца, и степень поражения Юлии оказалась меньше.

Газета цитирует неназванный источник в службах безопасности, который утверждает, что "Кремль хотел, чтобы его агенты покинули Великобританию до того, как можно было установить, что в Солсбери был применен "Новичок".

"Поэтому они понизили его токсичность и использовали это вещество в форме геля, а не газа, так как, если бы Скрипали вдохнули такой газ, они бы скончались очень быстро", - продолжает цитату газета.

Хотя российские отравители и разбавили "Новичок", они, тем не менее, рассчитывали на то, что Скрипали скончаются, утверждает источник издания, и их выздоровление стало большим разочарованием для Москвы.

"То, что они выжили, - конфуз для президента Путина, который привык считать, что его службы безопасности могут убить кого угодно и где угодно, и при этом не быть пойманными. Обычно так и происходит", - добавил источник.

Сразу несколько изданий сообщают, что дом Скрипаля стоимостью 400 тысяч фунтов (более 560 тысяч долларов), скорее всего, будет полностью снесен, так как это легче сделать, чем проверять каждый сантиметр дома на присутствие "Новичка".

Итальянский ресторан Zizzi и паб The Mill, которые Скрипали посетили за несколько часов до того, как им стало плохо, видимо, также будут снесены.

На этой неделе власти возведут трехметровые заборы вокруг мест, где Скрипали побывали в день нападения и где продолжается расследование. Заборы простоят по меньшей мере до осени.

Убежище в Великобритании

Та же Mail on Sunday сообщает, что Юлия Скрипаль, скорее всего, получит убежище в Великобритании.

По словам газеты, ее судьба обсуждалась в высших эшелонах правительства на прошлой неделе, так как ожидается, что скоро ее выпишут из больницы. Власти опасаются за ее безопасность, если она вернется в Россию.

По всей видимости, Скрипали получат новые имена и их переселят в секретное место, сообщает газета, подчеркивая, что Юлия не ответила на просьбу России разрешить представителям российского консульства навестить ее в больнице.

Если Юлия Скрипаль останется в Великобритании, то ей придется расстаться со своим "таинственным женихом", 30-летним Степаном Викеевым, который, как пишет газета, скрывается и не выходил на связь с ней и ее родственниками с момента нападения в Солсбери. Ей также придется расстаться со своей любимой собакой.

У Юлии Скрипаль есть квартира в Москве, а также автомобиль Ford Kuga.

ЦРУ на помощь

Sunday Times, в свою очередь пишет, что Сергею и Юлии Скрипаль будет предложено поменять имена и переехать жить в США.

Как пишет газета, британская разведслужба МИ-6 хочет предотвратить повторную попытку убийства Скрипалей и уже ведет переговоры с ЦРУ по вопросу об их возможном переселении в Америку.

Издание также подчеркивает, что Юлия Скрипаль отказалась встречаться с российскими дипломатами, из чего британские власти сделали вывод, что она хотела бы остаться на Западе.

Газета цитирует неназванные источники в британских силах безопасности, согласно которым Скрипалям будет предложено переехать в одну из так называемых "стран пяти глаз", которые обмениваются друг с другом разведданными: помимо Британии, в этот блок входят США, Канада, Австралия и Новая Зеландия.

"Самым очевидным местом для их переселения была бы Америка, потому что там меньше шансов, что они будут убиты, и там легче обеспечить им безопасность под новыми именами", - цитирует газета неназванный источник в службах безопасности, который в курсе переговоров по этому вопросу с ЦРУ.

Тем временем, пишет газета, на британское правительство и спецслужбы оказывается давление, чтобы они обнародовали больше доказательств того, что именно Россия стоит за нападением на Скрипалей.

Специалист по химическому оружию Хамиш де Бреттон-Гордон, который частично знаком с ходом расследования, призвал правительство обнародовать больше информации. Сам он говорит, что он на 100% уверен, что нападение было организовано Россией.

Газета отмечает, что, хотя Сергей Скрипаль вернулся в сознание, состояние его здоровья хуже, чем у дочери, но власти надеются, что они оба вскоре смогут оказывать помощь следствию.

Впрочем, несмотря на существенное улучшения здоровья пациентов, специалисты говорят, что они оба вряд ли восстановятся полностью, и что им, скорее всего, понадобится постоянная медицинская помощь.

Источник: BBC

Редактор: Фыва

 


папа римский

08.04.18 22:12

Британские сыщики понимают только уклончивый ответ на свои вопросы: "Идите на ...".

PeterYakovlev

15.04.18 21:29

Исследовательский центр в швейцарском городе Шпиц по итогам
экспертизы образцов, отобранных на месте происшествия в Солсбери,
пришёл к выводу, что при отравлении Скрипалей было использовано
вещество BZ, которое стояло на вооружении Британии и США.
Об этом заявил глава МИД России Сергей Лавров
"По итогам проведённой экспертизы в пробах обнаружены следы
токсичного химиката BZ и его прекурсоры, относящиеся к химическому
оружию второй категории в соответствии с Конвенцией по запрещению
химического оружия.
BZ является нервно-паралитическим веществом, временно выводящим
человека из строя. Психотоксичный эффект достигается через 30—60 минут
после применения и длится до четырёх суток.
Данная рецептура находилась на вооружении армии США, Великобритании
и других стран НАТО. В СССР и России разработок подобных химических
соединений не осуществлялось",


Размещение комментариев доступно только зарегистрированным пользователям