США пора пересмотреть свою концепцию расширенного ядерного сдерживания

28.10.18 11:08

США: опыт строительства империи

После окончания холодной войны президенты США, начиная с Джорджа Буша-младшего, стремились уменьшить роль ядерного оружия в национальной стратегии обороны. Они утверждали, что это стало возможным благодаря краху Советского Союза и абсолютному превосходству Соединенных Штатов над любым потенциальным противником в области обычных вооружений.

Так, например, в "Обзоре состава и количества ядерного оружия", опубликованном администрацией Джорджа Буша в 2002 году, утверждалось, что создание "новой триады" военного потенциала, состоящего из систем первого удара (как ядерных, так и неядерных), оборонительных систем (как активных, так и пассивных), а также обновленной оборонной инфраструктуры, позволило Соединенным Штатам "снизить нашу зависимость от ядерного оружия и повысить нашу способность сдерживать нападение в условиях распространения оружия массового уничтожения". Администрация Обамы в аналогичном документе от 2010  года выразила приблизительно такое же мнение. В нем было сказано: "Соединенные Штаты будут продолжать укреплять свой неядерный потенциал и снижать роль ядерных вооружений в сдерживании неядерных атак".

Является ли по-прежнему актуальным стремление к сокращению роли ядерного потенциала в оборонной стратегии США? Учитывая, что Россия и Китай значительно укрепили свой потенциал в сфере обычных вооружений, американский эксперт Франк А. Роуз утверждает, что настало время для Соединенных Штатов переосмыслить многие положения, составлявшие их оборонную стратегию с момента окончания холодной войны.

Администрации Буша и Обамы исходили из предположения, что Соединенные Штаты вряд ли будут участвовать в крупном военном конфликте с Россией или Китаем, но сегодня восприятие российской и китайской угрозы изменилось. Как отмечает Томас Райт в своей недавней книге "Все меры, за исключением войны: состязание 21-го столетия и будущее американской державы", "Соединенные Штаты находятся в состоянии соперничества с Россией и Китаем за будущее международного порядка". Стратегия национальной безопасности администрации Трампа согласуется с оценкой Райта. В ней говорится, что "после устранения феномена соперничества между великими державами как феномена в начале столетия, в последние годы оно вернулось во внешнюю политику".

В рамках этого соперничества за последнее десятилетие Россия и Китай значительно укрепили свои конвенциональные и ассиметричные возможности. Хотя Соединенные Штаты обладают непревзойденным военным потенциалом и тратят на оборону значительно больше средств, чем Россия и Китай, нет никаких сомнений в том, что Россия и Китай достигли военного паритета в неядерной сфере, а также местного превосходства над Соединенными Штатами в некоторых региональных сценариях в Восточной Европе и западной части Тихого океана.

В недавнем докладе RAND Corporation отмечается, что российские военные инвестиции за последнее десятилетие существенно сократили "качественный и технологический разрыв между Россией и НАТО". В докладе также  говорится, что в настоящее время Россия имеет благоприятный баланс сил в региональных конфликтах на своих границах, благодаря недостаточному времени для их предупреждения. То же самое можно сказать о китайском неядерном потенциале в западной части Тихого океана. Например, в своих показаниях перед Комитетом по вооруженным силам Сената США в марте 2018 года директор Разведывательного управления Министерства обороны генерал-лейтенант Роберт Эшли подчеркнул, что Китай продолжает "развивать возможности предотвращения, сдерживания или отражения потенциального вмешательства третьих стран в случае крупномасштабных конфликтов, например, на Тайване". И все большее число независимых военных аналитиков, включая адмирала США в отставке, бывшего главнокомандующего силами НАТО Джеймса Ставридиса, утверждают, что в Восточной Азии Китай, по существу, достиг военного паритета с Соединенными Штатами.

Россия и Китай также выделяют значительные ресурсы для разработки военных технологий, таких как наступательное кибер-оружие и противоспутниковое оружие, предназначенные для использования предполагаемых изъянов и уязвимостей в обороне США. Директор Национальной разведки США Дэниел Коутс свидетельствовал перед специальным сенатским Комитетом по делам разведки в феврале 2018 года:

"Как Россия, так и Китай продолжают развивать противоспутниковое оружие в качестве инструмента сокращения общей военной мощи Соединенных Штатов… Военные реформы в обеих странах в последние годы, указывают на повышенное внимание, уделяемое созданию оперативных сил, направленных на интеграцию средств атаки против космических систем".

Коутс также отметил, что обе страны продолжают развивать наступательные кибер-вооружения, предназначенные для вывода из строя и уничтожения критически важных элементов инфраструктуры США и их союзников.

Наиболее важно, что долгосрочное технологическое преимущество Соединенных Штатов постепенно разрушается. С начала пятидесятых до середины восьмидесятых Соединенные Штаты сохраняли огромное преимущество в развитии ключевых технологий, таких как ядерные вооружения, компьютерные чипы и высокоточные боеприпасы. Ситуация начала меняться в конце восьмидесятых годов. В одной из недавних публикаций в газете New York Times говорится: "В конце восьмидесятых годов появление недорогих и общедоступных микрочипов разрушило способность Пентагона контролировать технический прогресс. Вместо того, чтобы, как прежде, быть продуктами военных и передовых корпоративных лабораторий, сегодня новые технологии все чаще исходят от потребительских электронных компаний".

Как Россия, так и Китай вкладывают значительные средства в новые технологии, такие как искусственный интеллект, кибер-оружие и гиперзвуковые боеприпасы. Президент России Владимир Путин сказал, что тот, кто станет мировым лидером в области искусственного интеллекта, "будет править миром".

Задачи России и Китая ясны: создать более благоприятный военный баланс сил в Восточной Европе и западной части Тихого океана. Действительно, Национальная стратегия обороны США 2018 года признает, что в условиях укрепления военного потенциала России и Китая, конкурентное военное преимущество США постепенно  разрушается. Стратегия рекомендует ряд конкретных шагов, которые Соединенные Штаты должны могли бы предпринять для повышения своего неядерного потенциала, например: создание более эффективных вооружений, модернизация ключевых систем космической, кибер- и противоракетной обороны; разработка инновационных оперативных концепций; культивирование высококвалифицированного персонала. Хотя реализация этих предложений, безусловно, укрепила бы конвенциональные силы США, маловероятно, что она способна привести к восстановлению подавляющего военного превосходства в области обычных вооружений, которым когда-то обладали Соединенные Штаты.

Повышение военного потенциала России и Китая в сочетании с их агрессивными действиями на Украине, в Южно-Китайском и Восточно-китайском море, вызвали серьезные опасения у союзников США. Эти проблемы усугубляются гиперболизированной риторикой и непредсказуемым поведением президента Трампа, которое можно было наблюдать в ходе саммитов большой семерки и НАТО нынешним летом.

В результате, союзники начинают серьезно сомневаться в способности и готовности Соединенных Штатов выполнять свои обязательства в области военного сдерживания. В последнее время многие лидеры стран-союзниц, такие как канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Эммануэль Макрон говорят о необходимости для европейских стран "взять свою судьбу в собственные руки, когда речь идет о национальной безопасности".

Кроме того, серьезные стратеги и военные эксперты союзных стран, такие как Пол Дибб, почетный профессор Австралийского национального университета, начали озвучивать опасения по поводу растущего военного потенциала Китая и приверженности администрации Трампа концепции расширенного сдерживания. В своей недавней статье Дибб пишет, что "дальновидное планирование обороны требует признания того факта, что Пекин представляет собой растущую угрозу", и "из-за неопределенностей в связи с приверженностью Америки своим союзническим обязательствам, нам, возможно, потребуется вернуться к вопросу о гарантиях расширенного ядерного сдерживания, которые существовали с момента создания военного пакта АНЗЮС в 1951 году".

Каким образом Соединенные Штаты могут поддерживать эффективную политику расширенного ядерного сдерживания, учитывая вышеназванные проблемы? С моей точки зрения, США должны предпринять в ответ следующие шаги.

Во-первых, Соединенным Штатам следует отказаться от проведения политики "ненанесения первого удара" и "единственной цели" в отношении применения ядерного оружия. Обе предыдущие администрации подступались к данному вопросу, но позиция осталась прежней.

В докладе института Брукингса, написанного моими коллегами в 2017 году, отмечается: "принятие принципов "единственной цели" и "ненанесения первого удара" в период повышенной напряженности и угрозы может подорвать уверенность в эффективности расширенного ядерного сдерживания США со стороны союзников в Северо-Восточной Азии, а также Центральной и Восточной Европе".

Во-вторых, следует обязательно укрепить военный потенциал США в области обычных вооружений. В то же время, учитывая быстрое развитие военных технологий, мы должны признать, что вряд ли Соединенные Штаты смогут сохранить подавляющее технологическое преимущество, которым они прежде обладали перед потенциальными противниками. США должны сотрудничать с союзниками и партнерами, чтобы помочь им укрепить свой военный потенциал в таких областях как нанесение прецезионных ударов и противоракетная оборона, а также более активно взаимодействовать с вооруженными силами США.

В-третьих, необходимо укрепить и модернизировать американские и союзнические ядерные силы, а также усовершенствовать консультативные механизмы. Соединенные Штаты должны модернизировать свои ядерные силы на уровне театра военных действий для обеспечения эффективного сдерживания России и Китая. В частности, следует приобрести стратегический бомбардировщик В-21, ядерную гравитационную бомбу В-61-12 а также ядерную крылатую ракету дальнего радиуса действия. Союзники по НАТО должны продолжить закупку самолетов двойного назначения, а также активизировать программу подготовки и учений НАТО по применению ядерного оружия. Наконец, Соединенные Штаты должны усилить консультации по вопросам расширенного сдерживания с ключевыми союзниками, такими как Япония и Республика Корея.

В-четвертых, необходимо повысить надежность и отказоустойчивость критически важной инфраструктуры. Как отмечают представители разведывательного сообщества США, Россия и Китай развивают ассиметричные возможности, такие как наступательные кибер- и противоспутниковые системы, которые призваны уничтожить преимущества США в области информационной войны.

В-пятых, следует инвестировать в новые технологии, такие как искусственный интеллект, гиперзвук, кибер- и квантовые вычисления, которые могут фундаментально изменить характер военных действий. Как уже отмечалось, Россия и Китай инвестируют значительные ресурсы в развитие этих новых технологий. Крайне важно, чтобы США сделали эти инвестиции своим национальным приоритетом.

И, наконец, в-шестых, необходимо поддерживать постоянный диалог с Россией и Китаем. В то время как Соединенным Штатам следует развивать эффективные военные возможности для сдерживания, и, в случае необходимости, для победы в конфликте с Россией и Китаем, им также необходимо поддерживать связи с обеими этими странами, особенно на уровне военных ведомств.

Итак, подавляющее военное превосходство, которым обладали Соединенные Штаты после окончания холодной войны, подходит к концу. Хотя, по всей вероятности, США сохранят конвенциональное превосходство на глобальном уровне в течение некоторого времени, Россия и Китай уже достигли военного паритета или превосходства в ряде региональных сценариев в Восточной Европе и западной части Тихого океана.

Следовательно, США должны кардинально пересмотреть многие положения, лежащие в основе их оборонной стратегии после окончания холодной войны, и особенно убеждение, что подавляющее военное превосходство в области обычных вооружений позволяет им уменьшить роль ядерного оружия.


Источник перевод для MixedNews — Игорь Абрамов

Источник: MixedNews

Редактор: Фыва


delta

28.10.18 19:06


...Россия и Китай достигли военного паритета в неядерной сфере, а также местного превосходства над Соединенными Штатами в некоторых региональных сценариях в Восточной Европе и западной части Тихого океана....

И в Арктике...
Пытаясь охватить своим влиянием всю Землю, гегемон уверенно идёт по стопам СССР. Финал будет аналогичным.

Изменен: 28.10.18 19:07 / delta


RedFox

29.10.18 06:18

Их концепция уже не эффективна по той причине, что уже лет 10 активно разрабатываются т.н умное оружие. Для тех кто не знает, это полностью автономные гиперзвуковые бпла под управлением ии, и в будущем способные выходить в космос. В США поняли что концепция дала дуба, и стали разрабатывать проект X-47, результатом которого стали x-47A и X-47B, но им все равно нужно решить проблему теплозащиты, двигателей, и мозгов машины. Китайцы тоже времени не теряли, их детищем стали проекты 601-S, и Dark Sworld у них те же проблемы с машиной. В РФ в это же время активно работали над бпла Охотник-Б, у которого проблемы те же, но с мозгами вопрос удалось решить. Есть еще охотник А, его не показывали на публике. Появление такого оружия ставит крест на концепции сдерживания. Что сдерживать, когда удар может придти откуда угодно, даже из космоса?

darkace

30.10.18 04:37

Так много букв, чтобы выразить главную мысль статьи: "ВПК хочет еще больше денег"

Размещение комментариев доступно только зарегистрированным пользователям