Может ли Запад ударить по Китаю так же, как он ударил по России?

07.05.22 11:09

Экономика

“Действительно ли США осмелятся заморозить или конфисковать резервные активы Китая?” - спросил бывший директор Bank of China Ван Юнли в своей мартовской статье. Хороший вопрос…

После того, как Россия вошла на Украину, Америка и ее союзники наложили сокрушительные санкции на российский Центробанк, лишив его досягаемости около половины своих валютных резервов. Они также отрезали некоторые из крупнейших российских банков от западной финансовой системы и запретили поставки в РФ многих высокотехнологичных экспортных товаров. Если Китай сделает что-то геополитически опрометчивое, например, зайдет на Тайвань, может ли Запад сделать с Китаем то, что он сделал с Россией?

У Америки и ее союзников, безусловно, есть средства. “Локус финансовой власти все еще прочно сидит на Западе”, - отмечает Эсвар Прасад из Корнеллского университета. Пекин, вероятно, хранит около двух третей своих валютных резервов в размере $3,2 трлн в западных государственных облигациях и тому подобном. Из-за размера активов у КНР мало жизнеспособных альтернативных хранилищ для своих богатств. Если США и Европа проинструктируют свои финансовые институты не иметь дело с китайскими банками, те потеряют доступ к доллару, евро и фунту стерлингов.

Но действительно ли Запад осмелится? “Замораживание” резервов Китая может оказаться не слишком дестабилизирующим.

Да, даже если Пекин захочет сбросить свои активы вопреки Западу, санкции помешают это сделать. И КНР не сможет купить больше этих ценных бумаг. Но рынки облигаций не будут сильно по этому скучать. В последнее время Китай не был крупным покупателем. Начав наступление на Тайвань, он создаст панику, спровоцировав паническое бегство в высокорейтинговые облигации частных инвесторов.

Однако Пекин может найти другие способы нанести ответный удар. В частности, он может захватить те значительные активы, которые Запад держит в Китае. В конце прошлого года иностранцы владели $3,6 трлн прямых инвестиций, включая недвижимость в виде заводов, и $2,2 трлн акций, облигаций и других “портфельных” инвестиций, отмечает Жерар Дипиппо из аналитического Центра стратегических и международных исследований (Вашингтон). Общая сумма такого рода активов более чем в шесть раз превышает эквивалентную сумму, которой владеют иностранные холдинги в России.

Но что, если Запад, помимо Центрального банка, введет санкции и против других китайских финансовых институтов? Это может подвергнуть западные институты финансовой “отдаче”. Согласно группе регуляторов Совета по финансовой стабильности, четыре из 30 “системно важных” банков в мире являются китайскими. Нанесение ущерба этим банкам может нанести ущерб и западным институтам, которые давали им кредиты или держали у них счета. Могут ли западные страны быть уверены, что отключение китайских банков не нанесет ущерба их собственной финансовой стабильности? “Нет”, - говорит Клэй Лоури из банковской группы Института международных финансов. - “Я не уверен в этом”.

Такие меры также нанесут ущерб и торговле. Менее пятой части торговой деятельности Китая в прошлом году было осуществлено в его собственной валюте. Большая часть оставшегося – в долларах. “Если вы не можете получить страхование и торговый кредит, большая часть экономической активности иссякает”, - говорит Мартин Чорземпа из исследовательской организации Peterson Institute for International Economics. Поскольку КНР является ведущим торговым партнером более 120 стран, срыв может настроить против Америки и ее союзников весь остальной мир.

Таким образом, западные страны тоже могут пострадать, что может подорвать их единство и решимость. На Китай приходится около 18% американского импорта и более 22% импорта ЕС, включая многие детали и компоненты, используемые в отечественном производстве. По этой причине препятствование торговле с КНР может нанести ущерб собственному производству, включая экспорт. Если США и их союзники сократят китайский импорт более чем на 90%, их собственный экспорт упадет почти на 10%, согласно расчетам Габриэля Фельбермайра и его коллег из Венского университета экономики и бизнеса.

Крупнейшим источником рычагов влияния Китая является его собственный обширный рынок. Америка может, к примеру, захотеть лишить китайцев некоторых высокотехнологичных ресурсов, таких как полупроводники. Но полный запрет, согласно Boston Consulting Group, обойдется американским полупроводниковым фирмам в 37% их доходов и поставит под угрозу более 120 000 рабочих мест.

Со своей стороны, Пекин может ограничить экспорт “редкоземельных металлов”, используемых во многих электронных товарах. Это нарушит цепочку поставок аккумуляторов для электромобилей и других производственных ниш. И это может вытеснить конкурентов с рынков, которые они, возможно, не захотят потерять. Европейские санкции изначально пощадили российский рынок предметов роскоши стоимостью $2,4 млрд: так называемое “освобождение от Gucci”. По данным Statista, поставщика данных, тот же рынок в Китае стоит более $50 млрд в год.

Запад может нанести России более сильный экономический удар в любой момент, когда он попытается дать ответ. То же самое не обязательно верно в отношении КНР, говорит Эдди Фишман из аналитического Центра новой американской безопасности. Это, в свою очередь, повышает вероятность того, что Пекин действительно нанесет ответный удар. США и их союзники могут значительно пострадать, если они введут в отношении Китая те же санкции, что и в отношении России. По этой причине они, вероятно, не осмелятся зайти так далеко. Но они должны надеяться, что Китай «не осмелится об этом узнать».

Перевод ВиМ

Источник: The Economist

Редактор: Moro


07.05.22 11:12

Экономика России встала на ноги

В начале апреля мы указали на предварительные доказательства того, что российская экономика не поддается предсказаниям коллапса, даже когда западные страны ввели беспрецедентные санкции.

Последние данные еще больше подтверждают эту точку зрения. Благодаря контролю за движением капитала и высоким процентным ставкам рубль сейчас так же ценен, как и до начала украинского кризиса в конце февраля. Россия, похоже, не отстает от выплат и по своим валютным облигациям.

Реальная экономика также удивительно устойчива. Правда, российские потребительские цены выросли более чем на 10% с начала года, так как первоначальное обесценивание рубля сделало импорт более дорогим, и многие западные компании вышли, сократив предложение. Число фирм, задерживающих выплату заработной платы, по всей вероятности, тоже растет.

Но показатели российской экономической активности в “реальном времени” в значительной степени держатся. Общее потребление электроэнергии упало лишь незначительно. После мартовского затишья россияне, похоже, довольно свободно тратят на кафе, бары и рестораны, согласно трекеру расходов, управляемому крупнейшим российским банком – Сбербанком.

29 апреля Центробанк снизил ключевую процентную ставку с 17% до 14%, что является признаком того, что финансовая паника, начавшаяся в феврале, немного ослабла. Российская экономика, несомненно, сокращается, но прогнозы некоторых экономистов о падении ВВП до 15% в этом году начинают выглядеть пессимистично.

Даже до начала кризиса Россия была достаточно закрытой экономикой, ограничивая возможности “укусов” санкций. Но самая главная причина устойчивости экономики связана с ископаемым топливом. С момента начала украинского кризиса Россия экспортировала ископаемое топливо на сумму не менее $65 млрд через поставки и трубопроводы, предполагает аналитический Центр исследований энергетики и чистого воздуха (Финляндия).

В первом квартале 2022 года доходы от углеводородов выросли более чем на 80% в годовом исчислении. 4 мая Еврокомиссия предложила ввести запрет на импорт всей российской нефти, который вступит в полную силу к концу года. До тех пор ожидайте, что российская экономика продолжит двигаться вперед.

Перевод ВиМ

Источник: The Economist

Редактор: Moro

 


Размещение комментариев доступно только зарегистрированным пользователям